Владимир ДВОРЕЦКИЙ... (dtzkyyy) wrote,
Владимир ДВОРЕЦКИЙ...
dtzkyyy

-137. Сурковская пропаганда

3

Петр СКАРГА - инициатор печальной памяти Брестской унии (как сказали бы сейчас - "восточно-европейского этно-конфессионального союза"), пророк и яростный обличитель не только разнообразых протестантов, но и тогдашней партии КУДРИНА-ДВОРКОВИЧА с позиций консервативно-католических, - этакий польский митрополит Иоанн Санкт-Петербургский и Ладожский. Соответственно и отношение к яркой фигуре проповедника и пророка, диагноста и обличителя воспринимается - столь же неоднородным, сколь и наше, польским населением, - по-разному. Осенью закончится год Петра СКАРГИ, по поводу объявления которого Сеймом сразу же набежала группа рукопожатных, которые оповестили публику, что фигура эта "тёмная", поэтому выбор ее в качестве "человека года" - сомнителен и нецивилизован, поскольку не учитывает мнение меньшинства. По мнению же меньшинства СКАРГА был нетерпим к инакомыслию и слишком резок в оценках старших братьев по вере и двоюродных - по конфессии. И вообще СКАРГУ похоронили живым, как ГОГОЛЯ, такого же больного на всю голову мракобеса.

СКАРГА был сторонником укрепления королевской вертикали и ограничения влиятельности польского парламента - Сейма. Среди тогдашних олигархов - магнатов и шляхты, пользовавшихся своим огромным влиянием на судьбы государства, такая позиция не могла встретить понимания, равно как яростная критика СКАРГОЙ иноверцев, - особенно ариан и кальвинистов, - которых в тогдашней Польше было не меньше, чем кавказцев в нынешней РФ.

В оригинале СКАРГУ читать интересней, чем в пересказе.


Что СКАРГА сказал бы сегодня парламентарям?
Posted by Marucha w dniu 2012-08-20 (poniedziałek)

2012 год является Годом Петра СКАРГИ (1536-1612), иезуита из Груйца, первого ректора Виленской Академии (1579-1584), создателя множества благотворительных организаций, великого патриота, придворного казначея короля Сигизмунда III в 1588-1612, известного своими "Восьмью сеймовыми проповедями"*).

*) См. "Kazania sejmowe i wzywanie do pokuty obywatelów Korony Polskiej i Wielkiego Księstwa Litewskiego", opr. M. Korolko, Warszawa 2012; pierwsze wydanie w 1597 r., potem w 1600 i 1610 r. Кроме "Проповедей", СКАРГА составил "Жития святых" и "Трактат о Единой Церкви".

Зададим себе вопрос: что сказал бы ксёндз СКАРГА нашим депутатам и нам всем сегодня?

Любовь к Отчизне

1. Необычайно актуальной является уже первая проповедь. В не говорится, что послам (далее - "депутатам", парламентариям") не хватает мудрости, знания, образования опыта и знания истории. Согласно СКАРГЕ, историческое знание правителю настоятельно необходимо. Наряду с христианскими, следует читать и языческие книги о политике, а также уметь слушать Бога и людей, но прежде всего надо быть нравственным в общественной и личной жизни самому.

Дальнейшие свои проповеди СКАРГА посвящает шести главным - как он их сам считает, - болезням Речипосполитой. Первой болезнью является недостаток любви к Отчизне, а также довольно часто выказываемое недоброжелательство, разрушение историко-культурного наследия малоумием, безответственностью и низкими подлыми нравами. Тем временем, любовь является основной духовной, общественно-политической и нравственной силой. В первую очередь это любовь к Богу, Отчизне и ближнему, которая обнимает всех подданных, а в особенности нуждающихся и убогих.

Депутаты должны быть примером такой любви, поскольку Речьпосполитая должна быть Матерью всех, вне зависимости от их происхождения, статуса и вероисповедания. Когда же шляхта (далее "элита") выставляет на показ свои "вольности", ей следовало бы помнить о том, что всеми своими "вольностями" она обязана Польше, которая дала элите богатства, достаток, гражданский мир, безопасность и повсеместное признание.

"Речьпосполитая, - говорит СКАРГА, - это государство, за которое все отдать и даже умереть не жалко, к нему обращены все наши радости, ему же все свои силы должны мы отдать".

И все это - без требований о вознаграждении. Однако много есть изменников, не любящих Отчизну, особенно когда она не дает им возможности получения "интересной прибыли".

А как дело складывается у нас? Сегодня в Польше понятие "Отчизны" начинает растворяться, равно как и смысл милосердия. Сегодня идеалом поляка считается индивидуалист типа "eurovolksdeutsch", ненавидящий свою родину, но любящий Европу и богатые "цивилизованные страны". Правда, рот наших политических вождей буквально забит фразами об Отчизне, например, по случаю разных патриотических годовщин, но это делается разве что для "соблазнения малых сих" в момент очередного снижения рейтинга и при угрозе собственной власти, по причине, например, очередного экономического кризиса.

Несогласие разрушительно

2. Второй болезнью Речипосполитой во времена СКАРГИ были великие нестроения: политическая борьба, бунты, массовые беспорядки, межклановые разборки, грабежи, гражданская война, церковный раскол. Согласное взаимодействие правителей, шляхты, мещан, депутатов и народа отсутствовало. Если так и дальше будет продолжаться, то, - по мнению СКАРГИ, - исчезнет и польский народ, и его язык, поляки примут другой образ, попадут в рабство и в нищету.

Всякое нестроение вытекает прежде всего из безнравственности господ и элиты: из их жадности, спеси, купания в роскоши, эгоизма, а так же зависти, что другим повезло больше. Но особым рассадником несогласий является разделенный, скандальный и безответственный парламент. Основу же для согласия дают: один король, один для всех закон, подлинная свобода граждан, а также единая и неделимая Церковь.

Складывается впечатление, что сегодня ситуация выглядит значительно хуже. Поляков и польских граждан разделяют радикально противоположные взгляды на государство, мир, религию, нравственность и базовые ценности. Парламент же не объединяет людей, а углубляет разницу позиций. Некоторые личности и объединения, придерживающиеся принципов постмодернизма с крайним либерализмом, хотели бы расправиться с  прошлым, в особенности с Церковью, Польшей, семьей, традиционной культурой, христианской этикой и трансцендентным смыслом жизни.

Факчески все больше хаоса проникает в экономику, право, политику, управление, банковскую деятельность, госслужбу, судебные органы, армию, туризм, спорт, образование, медицину, но прежде всего - в систему взглядов и представлений.

Польское правительство провело пенсионную реформу вопреки возражениям 80% населения, а теперь объявило войну Церкви и церковной общественности, выступив против 90% католиков, населяющих страну. Это уже не просто несогласие. Это безумие. Причем, инициаторы этой политики утверждают, что они уполномочены делать это, поскольку "победили на выборах". Это - логика зла.

В древней Греции, колыбели демократии, реформатор Солон (635-560 до Р.Х) не мог понять, почему граждане Афин после успешно проведенных им реформ все равно отдали предпочтение тирану Писистрату, этому жулику и вору.

То же самое происходит сегодня в якобы демократической Польше.

Государство и Церковь

3. В проповедях IV и V ксёндз СКАРГА говорит о третьей тяжкой болезни Речипосполитой: раскол христианства и отстраненное, а в некоторых сферах и неприязненное отношение государства к Церкви.

Автор порицает тех католиков, которые уже перешли, или собираются переходить в лютеранство, кальвинизм, арианство и другие "деноминации нового времени". СКАРГА видит в этом не только измену вере, но и общественно-политическое зло, причиняемое Польше руками некоторых своих депутатов. Единая же и неделимая Церковь составляет  мощнейшую основу польского духа.

При этом упомянутые деноминации никакой "реформацией", - как они сами себя называют, - не являются. Не являются они и следствием церковных реформ. Это - средство для раскола Церкви с целью ее уничтожения и радикальной трансформации ее в нечто революционное и ранее неслыханное.

Религиозный раскол реально угрожает Речипосполитой, поскольку религия веками была душой государства: "В государстве религия - это сердце, а королевский двор - голова". К тому же религия несет и другие блага: индивидуальную и общественную мудрость, этическую мотивацию, оптимизм, жертвенность по отношению к ближнему и к государству.

Вера всесторонне совершенствует граждан, одухотворяет общество, формирует и укрепляет человеческое право, несет мир, согласие и смирение. А деноминационные ветви формируются главным образом в противостоянии с Католической Церковью и в борьбе между собой они уничтожают друг друга, жгут, грабят, иногда убивают, а также разжигают религиозные войны. Они ненавидят Церковь, которой изменили, хотя католики относились к ним с уважением, предоставили им свободу, а также допустили их представителей до высших органов гражданской и военной власти.

Ксёндза СКАРГУ часто упрекают за то, что он стоял за господство Церкви в государстве. Однако, упрек не по адресу. СКАРГА был скорее сторонником старой теории двух мечей V века (Лев Великий и Геласий I). Существует единое христианское общество, управляемое двуединой властью: властью светской (in saecularibus) и властью церковной (in spiritualibus). Развитием этой модели стала теория диады, схематически представляемая в виде эллипса с двумя фокусами.

Церковь и государство это два центра: разной природы, не смешивающиеся между собой, независимые друг от друга, разделенные не полностью, составляют единство в двойственности, взаимно друг друга обусловливуют, совершенствуют эти связи, взаимно дополняя друг друга. По этой причине государство не может находиться в противоречии к Церкви, поскольку последняя является условием благополучия первого. Поэтому, государство обязано поддерживать веру, церковные институты и их общественную деятельность.

Интересно, что уже тогда СКАРГА заметил, что в развитие политической мысли того вмени некоторые хотели бы, чтобы государственная власть заботилась не столько о религии, сколько о социальной справедливости и об общественном имуществе. В то время как государство, поддерживая Церковь, помогает себе самому.

Церковь исполняет целый ряд функций общегосударственного характера: она занимается школьным образованием и просвещением, здравоохранением и опекой над инвалидами, организует благотворительные акции, транслирует культуру и традиции, формирует индивидуальную нравственность, человеческие характеры.

Следует заметить, что и сегодня Церковь является школой и человеческой, и гражданской и духовной. Все перечисленные аспекты трудно оценить количественно. Не будучи расколотой Церковь и сегодня является основой единства и монолита социального и духовного, для верующих, однако, - если верующие составляют большинство, - и для остальных исповеданий и религиозных движений, не исключая и атеистов.

Церковь представляет из себя субстанциональную социальную структуру, к функциям которой прибегают и иные пользователи государственного корабля. Так было в Польше после объявления военного положения, когда Церковь стала домом для всех, даже для атеистов и членов марксистской партии, а католические священники были им  вроде братьев. Разницы - никто не видел.
 
Другое дело, что слишком многие позже оказались змеями, пригретыми на церковной груди. Однако, католическое большинство не унижает меньшинства ни в коей мере, поскольку, если оно подлинно, а не либерально, оно укрепляет и этих "иных", их идентичность и достоинство.

Отношение властей к Католической Церкви сегодня несравненно хуже, чем во времена Петра СКАРГИ. Прежде всего, многочисленные политики и некоторые партии, идя вслед за постмодернистской и либеральной идеологией, окончательно разрывают всяческие связи государства с религией, затирают любые следы католической традиции на общественных форумах и требуют, чтобы каждый человек в общественной жизни, в особенности в официально-государственной, вел себя во всем, как атеист.

Вообще, атеизм становится новым тоталитаризмом и даже мировоззренческим терроризмом. Прежде всего, таков атеизм политический и государственный. Он "любезно" разрешает исповедовать веру только индивидуально, в душе, без манифестаций, а если группой, - то только как фольклор из прошлого, без намека на какое-либо значение в общественной жизни.
 
И если об этом не говорится открыто и реализовано не до конца, то пока из опасений, как бы верующее большинство не сбросило с себя этой наглой и уродливой балаклавы.

Наряду с чистым демонстративным атеизмом появляются идеи, отсылающие к Просвещению с тенденцией к созданию единой "современной", сформулированной человеком мировой религии, сочетающей в себе утопию и искусство, а также мечты о новом измерении жизни (А.КИНГ, Б.ШНЕЙДЕР, П.КЛОСОВСКИЙ и др.). Правда, созатели "новой религии" не замечают ее атеистичности.

Давление "новой религии" так внушительно, что даже малое число священников в мире и в Польше желало бы избавиться от "традиционного и анахроничного" католицизма, чтобы создать некие новые для него формы, видоизменив и догматы, и структуры, и обрады. Часто с такими "реформаторами" невозможно полемизировать или призывать их к здравому смыслу, поскольку сразу же приходит в движение весь медиальный мир, спосбный любого защитника правоверной Церкви безнаказанно уничтожить. Католическая Церковь все более утрачивает юридическую опору в государстве.

Большинство людей пока не замечает тенденции атеизации общества, но только потому, что не способно распознать главных атеистических предпосылок, скрывающихся под разными внешними явлениями, тщетельно маскирующими эти предпосылки.

Свобода для религиозного телевидения

4. Четвертой болезнью Речипосполитой, по мнению СКАРГИ, является необузданная свобода, серьезно ослабляющая королевскую власть.

СКАРГА осуждает тиранию и абсолютную власть (dominium absolutum), в той форме, в какой она присутствует у турков, крымских татар и русских, но поддерживает сильную "вертикаль", необходимую для крупного государства. Ничем не ограниченная свобода разрушает государство, поскольку основные законы не работают. Свобода бывает разной. Свобода "святая" освобождает отгреха и зла.

Хорошо быть свободным от служения чужим богам и языческим королям. Полезна и "золотая вольность" как свобода от тирании и абсолютной власти, длящаяся в Польше около 600 лет.

Однако, есть также "дьявольская свобода", которая под видом "вольностей шляхетских" ведет к свободе проявления разнообразного зла и даже до  преступлений.

"Будем же, - говорит СКАРГА, - рабами наших законов и тогда мы будем свободны". По факту случается, что депутаты нарушают законы, грабят казну, а в парламенте что хотят, то и делают: дерутся, кричат, хватаются за оружие, нападают на религию, покупают себе должности, хлопочут не о благе страны, а  только о своем кармане, но прежде всего, подписывают малозначащие или совсем дурацкие законы и постановления.

Маршалок Сейма (далее "спикер парламента") избирается на три недели. Депутаты не занимаются спасением Польши, армией или укреплением замков перед ожидаемыми нападениями врага. Каждый хочет влиять на короля и быть его советчиком, а также желает доминировать над остальными депутатами, заседания которого сводятся только к трате денег.

Некоторые всё разрушают либо безответственными своими выступлениями, либо работая на врага. СКАРГА резко осуждает срыв парламентских заседаний 24 марта 1597 года, утверждая, что Речьпосполитая погибнет от безнравственности и безответственности депутатов и поддерживающих их граждан.

А что мы имеем в современной Польше? Разграблению королевского имущества соответствует грабительская приватизация. Начиная с правительства Яна Кшиштофа БЕЛЕЦКОГО 1991 года и заканчивая правительством Дональда ТУСКА в 2011 году, было ликвидировано,  более 300 тысяч частных хозяйств, а также за бесценок продано, в первую очередь иностранцам, более 8400 промышленных предприятий.

Дональд ТУСК планирует продать в этом году еще 300. Лишь Ян ОЛЬШЕВСКИЙ продал всего одно предприятие за свое премьерство. Если дело так дальше пойдет по либеральным лекалам ЕС, вскоре распродана будет вся Польша вместе с ее землей, гор дами и селами, со всеми нами включительно. Уцелеет только правительство.

И шляхетская демократия во времена СКАРГИ была на некоторых уровнях более высокого качества. Сегодня почти все режимы в мире называются "демократическими" при том, что таковыми не являются. Впрочем, в последнее время понятие демократии неожиданно превратилось в собственную противоположность.

Аристотель определял демократию так: "все правят каждым, следственно - всеми", или "большинство правит всеми". Тем временем, сегодняшние либералы подспудно внушают нам, что "подлинная демократия" наступит тогда, когда отличающаяся чем-либо от остальных особа или группа не будет подчиняться большинству, а будет иметь преимущество перед большинством и сможет навязать ему свою волю, например, один противник креста способен избавить от креста миллионы потому что крест "оскорбляет" его и "вмешивается в его личную жизнь". Даже искушенные политики не замечают, что многие из политологических теорий являются просто продуктом злой воли.

Парламент должен быть демократичным и объективным. Тем временем у нас он представляет собой одну партию (с приложением) и она правит всем парламентом, а голоса оппозиции даже не слыхать. Правящая партия назначает депутатский актив и правительство. В результате прокуратура, суды, трибуналы и другие институты зависят не от Парламента, а от правщей партии, точнее от премьера и не предпринимают ни малейших шагов, чтобы противиться его воле.

Отсюда прокуратура, зависимая от парламента в польской "демократии", подчинена правящей Гражданской Платформе и Дональду ТУСКУ. С точки зрения свободы это и есть та самая "дьявольская свобода" СКАРГИ, по словам епископа Антония ДЫДЫЧА - "свобода лжи".

Хорошим примером "двойной демократической бухгалтерии" и "однонаправленной свободы в Польше является дело об отказе в выделении Телевидения "Trwam"*) цифрового диапазона. Этот отказ аргументирован ложью и фальшью. Об этом знают премьер, парламент, правительство, трибунал, прокуратура, суды, медиа, журналисты, Телерадиокомитет со своим председателем, а также все наше общество... И что? Да ничего!

*) Телевидение консервативных католиков, которое можно сравнить по риторике с чем-то средним между нашей Радиогазетой "Слово" и Радио "Радонеж".

Прозвучали только "демократические" слова на одной из программ: "не помогли ваши молитвы". У нас право проигрывает беззаконию и лжи. Это признак тяжелой интеллектуальной и нравственной болезни.Такова Польша буквально во всем. Некоторые зовут поляков на улицы, а градус общественного негодования столь велик, что власть может прибегнуть и к оружию...

Закон и совесть

5. Пятым тяжким заболеванием Речипосполитой, согласно СКАРГЕ, являются несправедливые законы. "Горе тем, - восклицал он, - кто законы неправые и несправедливые сочиняют и пишут, причиняя существенный вред людям простым и убогим".
 
Большинство законов - хороши, но есть вредные, несправедливые и безнравственные. А ведь законы - это глаза Речипосполитой и лучше городу быть без крепостных стен, чем без законов. Ведь человеческие законы не ограничивают свободы, а благоприятствуют ей. Хорошие законы источником своим имеют совесть. Плохие же  законы и постановления, особенн  те, что посягают на нравственность, - есть разбой. "Плохое законодательство хуже самого жестокого тирана".

Королевский казначей сетует, что принимаемые законы часто не согласуются с верой, Церковью и этикой. Кругом царит несправедливость. Крестьяне с наемными работниками трактуются как рабы, господа поступают с ними по своему усмотрению и никто их не защищает. Сами не желая над собой абсолютной власти, над своими подчиненными предпочитают властвовать абсолютно.

За убийство шляхтича виновный в нем платил семье 240 гривен, и приговаривался к году и 6 неделям тюрьмы, правда, суд мог дли ься от 10 до 40 лет. За убийство крестьянина господин платил 60 гривен и больше не наказывался ничем.

И сегодня хватает псевдоинтеллигентов, убежденных в том, что законы, принимаемые парламентом, особенно инициируемые правящей партинй, не должны зависеть от этики и морали, а потому не может быть законов аморальных. Согласно этой логике праступные законы нацистов или большевиков тоже были законами качественными и "добрыми". Однако, фактически создаются законы плохие, несправедливые, аморальные и позорные, например, касающиеся эвтаназии, ограничения рождаемости или религии. Когда депутаты от социал-демократии говорят, что "конституция важнее Евангелий", - становится ясно, что может ждать католиков в  х стране.

Грехи, взывающие к Небу

6. Шестая болезнь Речипосполитой - безнаказанность явных грехов. СКАРГА перечисляет тяжкие грехи, из-за которых, согласно Св. Писанию, - земля прогонит эта злодеев, но Бог отдаст ее другим народам, отнимет у нас королевство и отдаст его чужим, врагам, а вы и сыновья ваши погибнете (Ис. 24, 5-10). Через два столетия пророчество исполнись.

Какие грехи, оставшиеся ненаказанными, называет СКАРГА? Вот они: кощунство в отношении Бога и Матери Божией, нестроения в Церкви, атаки на Церковь, ограбление и осквернение храмов, затягивание судов по поводу преступлений шляхты на много лет, убийства, разбои, захват соседского имущества, супружеские измены, ложные присяги, воровство, измены, лесть, ложь, наветы, издевательства над работниками и нуждающимися, ростовщичество, ограбление должника с отчуждением его имущества, погоня за прибылью, гордыня, упрямство в злом, пьянство, недостаток любви к Отчизне, взаимное недоверие, бунты молодых и др.

По мнению СКАРГИ разные религиозные течения более опасны, чем язычники, поскольку именно они нападают на соседей-католиков. "Королевство идет погибели".

СКАРГА самокритично замечает: "Мы знаем, что и мы, священники, тоже совершаем поступки, оскорбляющие Бога и людей, но наш суд строг и наказания суровы, а вот шляхта остается безнаказанной". Некто скажет: "Священники - вне политики". Нет. Вмешивались и вмешиватья будем. Не в дела ее, а удерживая политиков от совершения грехов, призывая их к избавлению от имеющихся, чтобы души человеческие не погибали.

Поэтому нет большой разницы между эпохой СКАРГИ и нашей а его "Сеймовые проповеди" актуальны и сегодня. Если бы СКАРГА ожил сегодня, он говорил бы то же самое, только еще более остро и пафосно, поскольку "Польша при этой власти придет к своей погибели".

Ks. Czesław S. Bartnik
http://naszdziennik.pl


Tags: мысурковскаяпропаганда
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments