Владимир ДВОРЕЦКИЙ... (dtzkyyy) wrote,
Владимир ДВОРЕЦКИЙ...
dtzkyyy

Categories:

Стратификационное...


Приятная во всех отношениях юзерша bojarinja  как-то поинтересовалась еще "в  догалковскую ЖЖ эпоху": "а есть ли в Польше антиклерикалы? А как там представлены клерикалы, церковные обновленцы, миссионеры"? Я обещал ответить, да позорно забыл о данном даме обещании, после чего возникли "некоторые сложности".

С реабилитационной целью развертываю сегодня панораму.

Тем более, что про Польшу мы совсем забыли в нашем маленьком, но удивительно летучем диспансере...

***

Самый яркий антиклерикал в Польше Ежи УРБАН, замеченный в нашем отечестве еще в пору редакторства им замечательного журнала "Szpilki" с превосходными карикатурами и еще более проперченными текстами. После объявления военного положения в Польше в 1981 году, УРБАН был пресс-секретарем "диктатора" ЯРУЗЕЛЬСКОГО. После прихода к власти антиподов ЯРУЗЕЛЬСКОГО, разных там "еврооптимистов", УРБАН ушел в оппозицию, став издателем просто убийственной по сатирическому потенциалу газеты "Nie", для авторов которой буквально "нет ничего святого": газета в издевательском, но ужасно остроумном тоне пишет о поляках, как таковых и их правительстве, о католической вере и ее иерархах. О покойном папе Римском Иоанне Павле II газета чего только не писала и как только его не изображала. У нас аналога урбановской Nie нету. Если "бороду ВЕНЕДИКТОВА прицепить к лысине ЖВАНЕЦКОГО а с боков пришить уши ШАНДЫБИНА" получится бледное, трясущееся подобие выразительной внешности редактора сей беспрецедентной газетки, - яркого, пока еще живого - символа внутреннего ее содержания.

Поляков УРБАН раздражает в крайней степени не только своими паракоммунистическими симпатиями, но и своим еврейским происхождением, к "выявленным носителям" которого поляки относятся совсем не так, как относились бы - и относятся к ним большинство русских, чему есть, разумеется причины, но о них сегодня лучше не будем.

Русофобы поляки - поголовные, чему тоже есть объяснимые причины. Степень русофобии у поляков колеблется в интервале между вполне себе остроумным и милым подтруниванием над недостатками отдельных представителей народа - серьезного игрока на международной сцене и - ультразвуковым свистом падающего в припадок эпилептика, при этом еще и обделавшегося "по обстоятельствам". К сожалению именно последний вариант стал сегодня "стигмой" КАЖДОГО поляка без исключения в обыденном русском сознании. Справедливости ради замечу, что следов явной симпатии к России как к "игроку" даже в серьезных в польских текстах найти чрезвычайно сложно. Появление таких текстов так же невероятно, как если бы у нас вся страна вдруг запела осанну Сергею Адамовичу КОВАЛЕВУ с Валерией Ильиничной НОВОДВОРСКОЙ, а радио "Эхо Москвы" стало бы круглосуточным правительственным "рупором либерально-демократических надежд".

Клерикалы. Я был свидетелем потрясающе искренних изъявлений массовой веры - поляками - в тех местах, в которых мне довелось с ними встречаться в конце 80-х гг. Я артистично косил под "местного", поэтому передо мной не было смысла "что-то такое демонстрировать". Католическая церковь и вера стали примерно после 1944 года этакой антикоммунистической отдушиной, - тем живым и теплым по-домашнему местом, куда мог хотя бы на некоторое время убежать каждый поляк от наиподлейшей версии коммунизма, которую только можно было себе вообразить (1944-1953). К сожалению, после "свержения коммунизма" эти "жизнь с теплотой" как-то испарились и выветрились из католической среды: живое католическое тело рассохлось и потрескалось. Часть его - (тела) - членов ушла в официоз и формальную демонстративность, часть - в нарочитую назидательность, часть - откровенно пала...

Церковные обновленцы среди польских католиков расплодились после II Ватиканского собора, о котором я писал в посте http://dtzkyyy.livejournal.com/8270.html. Это такая же "грустная история" как и с обновленцами отечественными, пожалуй, лучше всего изложенная в книге КРАСНОВА-ЛЕВИТИНА и ШАВРОВА "Очерки русской церковной смуты"... Но тема эта слишком деликатна, чтоб ее смел обсуждать какой-то малограмотный схизматик без роду и племени, типа меня. - Знаю, но не скажу...

Вот миссионеры из молодых ксендзов и сельских католических батюшек (именно так хотелось их назвать при встрече) меня потрясли тогда до глубины души. Дело было в 1989 году, когда не то что в Сибири, - в столицах с этим делом у нас была почти полная, как сказали бы украинцы - руина, а русские - и покрепче словцо бы ввернули... На моих глазах молодые ксендзы - в черных или темно-коричневых подрясниках - деятельно и по-братски опекали смиренных и покладистых (!) старшеклассников, убиравших монастырский двор и садивших в нем какие-то деревья. Сельский католический батюшка - родственник моих гостеприимных друзей из Бялой Подляски - после крестного хода по главной улице города (помните 1989 год у нас!) - принимал меня за обильно накрытым столом в деревенском саду, и интересовался не догматическими различиями двух братских вер, а спасением той части, которая по его убеждению заблудилась, но "все это - только вопрос времени" и - "дело поправимое"...

Так вот и помогли мне "мои ляхи" вернуться "домой", а вскоре "польская волна" прибила меня к родному русскому берегу, который как бы и сам давно меня ждал, как блудного сына, вернувшегося "из дальних странствий"...
 
Tags: как оно у них там, ску-учно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments