November 6th, 2011

-235. Врачебная тайна



Профессии историка и психиатра похожи, хотя работают они по разным ведомствам. Один - имеет дело с "историями здоровья", другой - с "историями болезни". Оба проявляют разную степень "невмешательства", маскируемую "оправданием всего этого добра" у первого и - посильной лечебной, так сказать, инициативой - у второго...

Автор публикуемой мною статьи, Александр КИСЕЛЕВ - мой давний приятель, приславший мне ее в рамках дружеского обмена, - в очередной раз натолкнул меня на банальную в общем-то мысль об унылой рутине сумасшествия, "расцветающего" лишь своими "обострениями", об отсутствии в нем какой-либо интриги, о его обыденности, обрастающей красочной своей "эстетикой" только во врачебных историях болезни, да на публичных клинических разборах. У меня есть подозрения, что и так называемая "здоровая" история в общей своей массе столь же скучна и до обидного примитивна, не в пример - одинаково голливудским своим версиям - "официозной" и "альтернативной", и в реальности похожа на контурную карту с едва обозначенными границами, которую каждый толкователь раскрашивает по своему усмотрению и произвольному плану, обосновываемому задним числом...

Статья, на мой взгляд, написана в очень верном тоне, который утрированно можно было бы охарактеризовать следующим образом:

"Мне наплевать, что сегодня доминирует иная точка зрения, мне все рано, что мои работы редко публикуются, а если и публикуются, то не обсуждаются научным сообществом вообще и коллегами, в частности. Мне по барабану, что нынче процветают фальсификаторы, а и историки бедствуют. Важно, что совесть моя чиста и за тексты мои мне не будет стыдно перед моими детьми и внуками. А то, что тон у статьи не скандальный, а спокойный и невозмутимый, так это потому, что я ничего не выдумываю, пишу правду, подкрепленную малоизвестными сегодня свидетельствами современников. Если бы я врал, мне следовало бы орать, жестикулировать и гримасничать"...

Подобного рода тексты требуют внимательного и неторопливого чтения, а не поверхностного сёрфинга по началам абзаца. Правда неполиткорректна, поэтому, если "захлопать" ее не удается, - надо попросту не замечать ее, или представлять ее злобным умыслом душевнобольного маргинала. Между тем, за каждым абзацем правдивого текста внимательным и непредвзятым читателем просматривается драматическая, подлинная история.

Используя гомезианскую метафору, можно было бы сказать, что каждый абзац правдивой статьи - имплицитен, и в воображении "настроенного на правдивую волну" читателя он разворачивается в картину, о которой и сам автор не подозревал при написании ее. Однако, историк, пишущий правду, рискует быть "избитым" пропагандистами доминирующей лжи, как та еврейка, решившаяся торговать, не обращая внимания на запреты соплеменных ей агитаторов.

Публикую материал у себя потому, что психиатрам ведь - все можно, а потом мой ЖЖ заблаговременно приспосабливался не только для кривляний и ёрничества, но и для серьёзных, правда, малодоступных материалов. Точнее, задумано было иначе: представившись шутом с подозрительным прошлым, хозяин его собирался в будущем пропихивать некоторые тексты, в ином контексте, "непропихиваемые", но сегодня это уже не важно...

"Существующее в гор. Полоцке нелегализированное общество портных и шапочников" - это пять!

Юмор историков не мене суров, чем юмор психиатров.

Автор нигде не публиковавшейся статьи "о рабочих и полиции", Александр КИСЕЛЕВ, историк из Минска, ученик И.В. ОРЖЕХОВСКОГО, в свою очередь бывшего учеником московско-питерского историка проф. П.А. ЗАЙОНЧКОВСКОГО. Иногда публикуется на сайте "Западная Русь"

Collapse )