November 12th, 2011

-234. Я больше не могу!




Утомился исследовать детали варшавского праздника (кстати, оцените ноябрьский "календарный юмор": "Русский марш" - 4-го, "Польский" - 11-го, а между ними - 7-го - марш "интернациональный"),

Пока в коридоре никого нет, решил поднять себе настроение чтением любимой карточки из регистратуры под неторопливую классическую музыку. Вскоре понял, ЧТО уже полгода не дает мне покоя ни днем, ни ночью.

Однажды по "Радио Эрмитаж" я услышал, как АРМСТРОНГ поет свою "What a wonderful world" не один, а дуэтом. Причем, его напарница так очаровательно фальшивила на четверть тона вбок, что АРМСТРОНГ аж крякал от восхищения и наслаждения филигранной точностью партнерши (ровно на четверть тона от каждой ноты!), не прекращая при этом петь, сам попадая каждой нотой, - как это ему свойственно, - в верный тон.

С тех пор не ем, не сплю, все разыскиваю имя мастерицы.

Братцы!

Кто ее знает?!

Я больше не могу.

-233. Поэт и психиатр...

 
Ломая голову над способами поиска волшебной напарницы АРМСТРОНГА (спасайте, кто может!), я вспомнил одного своего старшего коллегу из Кемеровской областной психиатрической больницы, который помимо того, что был превосходным доктором и учителем молодых интернов, отличался тонким музыкальным вкусом в области джазовой музыки, имея на то время (70-е гг.) превосходную коллекцию виниловых пластинок не нашего производства. Он бы мне с полуслова сказал, кто кокетничал с АРМСТРОНГОМ, да так, что тот не сразу понял, "что здесь вообще происходит". Только вот беда, - в этом году доктор умер. Земля ему стала пухом. Фамилия его была ЯНИЦКИЙ. Эту же фамилию носил один известный польский поэт XVI века. До сих пор помню, как мы с приятелем, ныне военным психиатром в Израиле, слушали у ЯНИЦКОГО в 70-х гг. великолепный джаз, за что я благодарен ему буду по гроб своей жизни. Кстати - на картинке поэт ЯНИЦКИЙ - вылитый доктор из Кемеровской облбольницы в своей ординаторской.
 
Вспомнил, как три года назад, по пути на работу, я читал увлекательное "Закрытое письмо НКВД о фашистско-повстанческой, шпионской, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР" от 1937 года. Оно и теперь висит где-то в Интернете. Если верить письму, - а оно ВЫГЛЯДИТ очень убедительно, - то не было в СССР поляка - не шпиона, не вредителя и не диверсанта.
 
Дед нашего доктора по отцу вместе с семьей в 13-14 лет был сослан в Минусинск вроде как из под Ковно. Дочка его вышла замуж за "красного командира". Сам он считал, что его фамилия и фамилия поэта простое совпадение. "Претендовать на знаменитого предка, - говорил он, - мне можно только в шутку. Да кроме того, поэт был из крестьян, а психиатру хотелось бы из шляхты происходить, из панов гоноровых". и тут же добавлял: "Шучу, разумеется. "Вся порода в инохода. Один дедушка рысак", - как говорила бабушка Марина"...
 
Впрочем, "замужество за красным командиром" после чтения письма НКВД воспринимается как "проникновение в ряды большевиков чужеродно-враждебного элемента" (типа "БАХМИНА родила в тюрьме, чтобы подло освободиться"). Катынский эпизод после него (письма) воспринимается как-то "не по-вайдовски". Ну, я и без него "что-то подозревал", как говорится, по причине своей ангажированности в "польском вопросе"...
 
Что до поэта, то Klemens Janicki действительно отмечен был и поэтическим даром и многими другими дарами. Согласно польским источникам, он жил с 1516 по 1543. Писал натурально на латинском языке. Из биографии его действительно интересен факт его крестьянского происхождения, но первое свое образование он получил в Познанской академической гимназии и опекался во время учебы крупными поляками того времени разного звания.

В 1536 году (в 20 лет!) он уже секретарь архиепископа Гнезненского (это равночестно было бы пресс-секретарю нашего Патриарха, поскольку Гнезно - первая столица Польши, такой польский Киев, "мать городов польских", а архиепископ получается выходил "Гнезненским и всея Польши"). По заказу архиепископа Гнезненского пресс-секретарь ЯНИЦКИЙ составил его жизнеописание. Писал он и политико-публицистические тексты. Служил при дворе известного "в узких кругах" краковского воеводы Петра КМИТЫ.

Второе образование ЯНИЦКИЙ получил в Падуанском университете, где был удостоен степени доктора философии папой римским Павлом III и там же был признан лауреатом среди поэтов (poeta laureatus).

Пребывание в Италии Клименту ЯНИЦКОМУ сократила прихватившая его водянка (цирроз печени) и смертельно больным он возвратился в Польшу. Перед смертью он успел написать еще несколько поэтических произведений, среди которых O sobie samym do potomnosci (De se ipso ad posteritatem) - "О самом себе - для потомства".

Для понимающих по-польски перевод этого стиха на польский язык лежит здесь. Там же лежат и переводы с латинского на польский других его произведений.

Еще он был так сказать "приходским священником" в местечке Голачев (Golaczew). Был автором сатирического опуса, посвященного утрате поляками рыцарских добродетелей и достоинств - In Polonici vestitus varietatem et inconstantiam Dialogus (Dialog o pstrokaciznie i zmiennosci polskich strojow) - "О попугайщине новомодных польских одежд". Был автором множества элегий, эпиграмм и неоднократно переиздавашихся жизнеописаний польских королей Vitae regnum Polonorum.
 
Collapse )
Collapse )

Collapse )