November 17th, 2011

-230. Рождение истории из духа музыки...

Всем давно известно, что рождение истории "как науки" обусловлено неким "сезонным обострением". И, как правило, побеждает тот историк, чье колдунство на момент столкновения версий оказывается сильнее.

Предлагаю рассмотреть процесс этих "родов" на примере нечаянного попадания человека к психиатру, когда на глазах у последнего рождаются две разные "истории": версия сумасшедшего, а также - версия окружающих и родственников его, ну и его - психиатра - собственная, - "рукописная". Первые две группы "историков" пропагандируют два нравственно-альтернативных образа сложившихся на момента визита к местному Соломону - обстоятельств. Соломон навязывает гостям учреждения свою циничную версию, подкрепляя ее немедленной, макиавеллистской практикой.

Мотивы историка в халате и колпаке и "историков от Бога" разные. Роль цензуры с самоцензурой в момент "родов" - весьма значительна. В процессе "родов"  возникает локальная догматика, сопровождающаяся ускоренной катихизацией, которым, в свою очередь, сопутствуют воспоминания и спекуляции, с исторической и психиатрической точки зрения складывающиеся в выразительные мизансцены, немедленно фиксируемые ведущим историком "как медицинский факт". Велика, разумеется, и роль личности главного историка. К примеру, "истории" г-на ДВОРЕЦКОГО и его прокопьевских коллег выглядят по-разному, даже если речь в них идет об одном и том же "случае"...

Полнота исторического образа реального события ВСЕГДА ущербна, а методы восполнения существующих зияний зависят от литературного мастерства "историка болезни" и его "харизмы".

Выводы - неутешительны.