Владимир ДВОРЕЦКИЙ... (dtzkyyy) wrote,
Владимир ДВОРЕЦКИЙ...
dtzkyyy

Categories:

172. Реликтовые чехи…


Чешский дружинник
(Иллюстрация позаимствована с сайта Srpska.ru)
 

Что-то мы здесь зафиксировались на белорусах, украинцах и поляках, а про чехов-то и забыли. А между тем народ это, хоть и маленький, но европейский, «славянские немцы», чего не скажешь о поляках – «самых западных азиатах Европы». К тому же и в истории нашей страны чехи сыграли-таки свою немалую роль, зафиксированную в памяти среднестатистического русского именами ГАШЕК, ЧАПЕК, БЕНЕШ, МАСАРИК, в каком-то смысле Рудольф СЛАНСКИ, Ота ШИК с ГОЛЬДШТЮКЕРОМ, Вацлавом ГАВЕЛОМ с их 1968-м годом и «бархатной революцией», а также «институтами»: необычайно ядовитой чешской сборной по хоккею, чешской фотографией, Карелом ГОТТОМ с Хеленой ВОНДРАЧКОВОЙ, ну и – конечно - Иваном МЛАДЕКОМ с его русской народной песней "Jozin z bazin" и превосходным диксилендом, которого не портил славянский текст песен, а также пристойной, но необыкновенно смешной версией Comedy Club с участием Ленки ПЛАЧКОВОЙ, Зденека ИЗЕРА и КРАМПОЛЯ. 

Но я, как обычно, не об этом. 

В журнале «Часовой» № 347 (10) за ноябрь 1954 была опубликована статья, показывающая нам чехов «с неожиданной стороны». Не обращая внимания на риторику «холодной войны», знакомимся с чехами как бы заново.

    Интересно, что "польских дружинников" во время IWW не было, да и не могло быть по определению. Были "польские легионеры". А это - "совсем другое дело". Бойцов Людового Войска Польского тоже "дружинниками" не назовешь. Эти были "профессионалами", образца 1944 года.

    А то тут юзеру boroda_v_nature  стало стыдно за людей вообще, а за юзера delaudonniere  в частности, потому что они "всё пытаются на бумаге выиграть заведомо проигранное", в то время как "государство всё там же, живее всех живых" и "только благодаря таким радетелям действительно не в лучшем состоянии".
 

Во как.

*** 

А. ЗАГОРСКИЙ
40-летие "Чешской Дружины" 



Чешские офицеры времен IWW.
Взято с http://www.design.strog.ru/tag/old_foto/


     Чешская эмигрантская общественность вне пределов своей порабощенной коммунистами роди­ны в сентябре с. г. праздновала сорокалетний юбилей освящения первого знамени "Чешской Дру­жины" — родоначальницы чехословацкой армии.

Мы, русские антикоммунисты, не можем не от­дать заслуженного уважения молодой чехо-словацкой армии участвовавшей, вместе с нашей в их борьбе с австро-немцами до русской революции и в первые, дни освобождения Поволжья, Приуралья и Сибири в 1918 г. от большевиков.

Правда, чехословацкая армия в последние ме­сяцы своего пребывания на русской территории вела себя неподобающе и причинила много зла русскому народу. Но в интересах истины мы дол­жны отметить два резко противоположных периода существования этой армии: первый с 1914 по 1918 г. и второй с конца 1918 г. по день оставления Владивостока последним ея эшелоном.

Формирование "Чешской Дружины" началось В России в первые же месяцы после начала Первой Мировой войны из русских чехов - добровольцев Союзом Чешских Организаций в России ("СВАЗ"), состоявших из искренне любивших нашу родину высококультурных чешских общественных деяте­лей. Они смотрели на Россию как на родную мать и считали, что только она может освободить че­хов и других славян от ига швабов.

Одним из главных организаторов и руководи­телей "Чешской Дружины" был наш большой друг Вячеслав Иосифович ВОНДРАК, ныне прожи­вающий на положении эмигранта в г. Сантъяго, в Чили.

Вячеслав Иосифович родился, вырос и получил высшее образование в России, был в Киеве выдающимся присяжным поверенным и принимал актив­ное участие в общественной работе в этом городе. Он в данное время трудится над историей борьбы за освобождение Чехословакии и поделился со мною несколькими ее страницами, касающимися организации "Чешской Дружины" и ее участия в войне.

Считаю полезным познакомить наших читателей с этими страницами.

"Чешская Дружина", выросшая во время войны в полк, бригаду и дивизию была связана с Российской Армией теснейшим образом, состоя сплошь из разведчиков, она была рассеяна по всему фронту и до революции чувствовала себя нераз­рывной ея частью.       , _

Не приходится удивляться тому, что сокруши­тельный удар большевицкой революции, разваливший могущественнейшую армию мира — Россий­скую, болезненно отразился и на входивших в ее состав чехословацких войсках. Особенно если при­нять во внимание, что прежний состав руководи­телей чешского движения "СВАЗ" (Союз Чешских Организаций в России), высоко державший знамя непоколебимой верности России и Славянству в течение всей войны вынужден был после большевицкой революции передать власть в руки пресло­вутого МАСАРИКА, который не замедлил резко по­вернуть руль чешской политики и поставить ее на социалистические рельсы.

Между чехословацкими войсками, организован­ными до революции "Свазом" и обессмертившими себя битвой у Зборова и прорывом австро-венгерского фронта и тем чехословацким войском, что насобиралось под знамена МАСАРИКА — глубокая пропасть.

Русские чехи, чувствуя всю тяжесть своей моральной ответственности перед Россией, сразу же установили в "Чешской Дружине" режим ис­ключительной строгости. Попасть в "Чешскую Дружину" и дальнейшие образования было не легко, принимались только добровольцы испытанной мо­ральной и политической стойкости. Среди военнопленных добровольцев было много и офицеров, но ни один из них не мог быть зачислен в ряды чеш­ских войск в своем чине австро-венгерской армии, он должен был на деле доказать свою преданность идее чехословацкого освобождения поступлением наравне со всеми простыми добровольцами.

Такая строгость диктовалась не только сообра­жениями государственной безопасности, но и стремлением создать чехословацкое войско из действи­тельных рыцарей национального освобождения.

Русские чехи, неразрывно связанные с русским народом, отлично видели трагическую неподготовленность Русской армии к затяжной войне в ма­териальном отношении, видели все дефекты снаб­жения. Будучи в постоянном контакте с такими военачальниками, как генералы АЛЕКСЕЕВ, ХОДОРОВИЧ, РАДКО-ДИМИТРИЕВ и др., они вскоре при­шли к убеждению, что наиболее нужную и действи­тельную помощь России чехи могут оказать не так на фронте, как на фабриках и заводах, рабо­тавших на оборону. Поэтому "Сваз" с гораздо большей настойчивостью занялся мобилизацией техников, сапожников, плотников и вообще всех видов специалистов, вплоть до сельско-хозяйст­венных рабочих, заполнявших пробелы рабочей силы в имениях. Сознание максимальной пользы, оказываемой обще-славянскому делу и давало нравственную силу "Свазу" настаивать на предо­ставлении военнопленным славянам известных прав и свободы.

Когда группой сочувствовавших чешскому дви­жению депутатов, с ШУЛЬГИНЫМ во главе, было устроено в Славянском Обществе заседание с представителями "Сваза", я мог с гордостью демонстрировать длинный список заводов и пред­приятий Юго-Западного края, оборудованных исключительно чешской рабочей силой. И как осо­бенно характерная деталь этого списка фигурировал громадный Шостенский пороховой завод (Черниговская губ.). Как это ни странно, но самыми рьяными нашими противниками были именно левые депутаты, во главе с КЕРЕНСКИМ и МИЛЮКОВЫМ. Первый, дра­пируясь в тогу храброго рыцаря, доказывал нам, что настоящий революционер должен бороться со своим правительством в своей стране, а не искать союзников заграницей, а второй, цитируя многие статьи Гаагской конференции, протестовал против использования военнопленных на заводах обороны страны. Не обошлось, само собою ра­зумеется, и без обструкции со стороны многих Петроградских бюрократических учреждений, ин­спирированных германскими, а затем и распутинскими влияниями. Однако все эти происки должны были стушеваться на время, когда Государю благоугодно было издать по докладу генерала АЛЕКСЕЕВА рескрипт, освобождавший военнопленных славян от плена под поручительство соответственных славянских организаций. (Не за чехов только, — мы хлопотали не за себя только, а за всех пора­бощенных славян, мечтая поставить Россию во главе всего Славянства ). Нечего говорить о том, какое впечатление рескрипт Государя произвел среди военнопленных, бывших уже в России и среди славян в рядах австро-венгерской армии. Я с гордостью мог заявить на съезде "Сваза", что в течение трех месяцев после издания рескрипта чехо-словацкое войско возросло на 400%.

Наши противники приписывали наши успехи дипломатической ловкости и личным связам. Это не верно. Основной причиной была бесспорная истина нашей позиции, неопровержимая убедитель­ность нашего утверждения, что стремление чехо-словаков к освобождению соответствует интересам России на все сто процентов и, наконец, самый решительный довод - это героическая деятельность чехословацких добровольцев на фронте. Встреченные с некоторым принебрежительным недоверием вначале, чехи вскоре сумели изменить это отношеение коренным образом в свою пользу. Петроградские бюрократы их предназначали на роль агитаторов, но чехословацкие добровольцы сразу же заявили свою готовность идти на фронт в качестве разведчиков, ссылаясь при этом на свое знание страны, ее языка и обычаев. Многие были чертежниками, рисовальщиками и, благодаря этому донесения чехословацких команд стяжали себе первоклассную репутацию настолько, что "Чешскую Дружину" пришлось разместить по фронту (III армия ген. РАДКО-ДИМИТРИЕВА) сначала поротно, а затем и повзводно, так настойчивы, были требования на чехословацких разведчиков, со всех сторон! А после разведки поручика ЧЕЧЕКА и особенно после удачного перехода на русскую сторону всего 28-го полка — репутация чехо-словаков упрочилась окончательно. Всеобщему признанию со стороны боевых товарищей соответствовало и более чем благожелательное отношение непосред­ственного и высшего военного начальства: уже в 1915 г. вся первая рота имела Георгиевские кресты, вторая —- 75%, третья — 50% и чет­вертая— 40%. Но высшей наградой для чехов было, когда в июне 1916 г. я имел счастье представиться Государю Императору и удостовериться при этом, как Государю подробно известно о чеш­ском движении по докладами генерала АЛЕКСЕЕВА. — Государь, прощаясь со мною, сказал: "пере­дайте вашим чехословакам мое сердечное спасибо".

Разразившаяся в начале 1917 г. революция была громовым ударом и для чехословаков. Ужаса­ющий развал Русской армии, отмена дисциплины, вечные митинги на духе Чехословацких войск почти не отразились. Добровольцы остались непоколебимо вернымя своим офицерам, несмотря на соблазнительную возможность заменить русских офицеров чехословаками — они проявили трогательную преданность своему обожаемому коман­диру генералу Вячеславу ТРОЯНОВУ и всем прежним; русским полковым командирам.

В исторической битве у Зборова, полками также командовали: I-м — капитан ИВШИН, II-м подполковник ЗЕМБАЛЕВСКИЙ, III-м полковник МАМОНТОВ, артиллерией — полковник РАХМИН, резер­вами — капитан АЛЕКСЕЕВ. Битва произошла в июле месяце 1917 г., а в конце того же месяца генерал ТРОЯНОВ уже издает строгий приказ, запрещающий митинги и какое бы то ни было вмещательство в политику и, в сущности, отменявший в чеховойсках все "завоевания великой и бескровной русской революции".

"Он мог это сделать среди отвратительного кабака разнузданной солдатни только потому, что был уверен в своих чехословаках. Подъем настроения у добровольцев был огромный, и не без основания: среди массы приветствий были и такие, как генерала БРУСИЛОВА: "чехословацкие добровольцы, оставленные всеми, бились так, что все мы должны преклониться перед их доблестью. Одна чехо­словацкая бригада сдержала несколько неприя­тельских дивизий. Пал цвет чехословацкой интеллигенции. Простыми солдатами сражались и умирали учителя, адвокаты, инженеры, писатели, общественные деятели. Раненые просили убивать их, лишь бы не попасть в руки немцев. Непосредственный начальник, командир 49-го корпуса ген. СЕЛИВАЧЕВ сказал: „за три года войны я впервые видел такой смелый и решительный набег". В классической истории Русской Армии упояннается и о 3борове: "Атаковавшие с огромным порывом чехи опрокинули втрое сильнейшего неприятеля. "Зборовская победа была крещением мо­лодой чехословацкой армии и лебединой песню русской.

Увы, печальные слова КЕРСНОВСКОГО относятся не только к армии русской, — Зборов был лебе­диной десною и чехословацкой первого призыва, организованного „ Свазом ", в теснейшем едине­нии - с русскими военными властями, Государем Императором и русской общественностью.

После революции, при МАСАРИКЕ, войско разбухло невероятно количественно, чуть ли не в десять раз, но качество этих новых воинов далеко не соответствовало прежнему. Огромное большинство искало спасения от "завоеваний революции", голода, бесправия, бессудных расправ со сторо­ны озверелых дезертиров, видевших в каждом чехословаке заядлого врага, противившегося позорной сдаче позиций на фронте. В значительной пропорции это были ловчилы, шкурники. Не будь этих "джентльменов", прежние добровольцы, несомненно, скоро разобрались бы в истинном положении дел, поняли бы всю низость, фальшь да и опасность подлой политики МАСАРИКА, который предпочел обречь чехословацкое войско сумасшедшей авантюре путешествия более 7.000 кило­метров по взбаламученному морю большевицкой анархии, зная, что в Сибири ему придется иметь дело с сотнями тысяч военнопленных немцев и мадьяр — лишь бы только не подать руку помощи АЛЕКСЕЕВУ и КОРНИЛОВУ. Лучшее свидетельство тому войсковой съезд в Челябинске 21-го мая 1918 г., когда добровольцы низложили назначенный МАСАРИКОМ совет и избрали комитет из своей среды. Однако массариковские агенты были слишком опытными демагогами, чтобы выпустить вож­жи правления из своих рук. Опираясь на упомянутое выше большинство шкурников им удалось справиться вскоре с порывом протеста и, пользуясь некоторыми в высшей степени неудачными заявлениями и действиями адмирала КОЛЧАКА, направить дальнейшее движение снова на восток, а не на запад, на соединение с ДЕНИКИНЫМ, куда чехословаки упорно стремились не только инстинктивно, но и повинуясь здравому смыслу, особенно после германской капитуляции.

Мы знаем, что "Сваз" и "Чешская Дружина" были искренне преданы России и они так же ис­кренне стремились помочь Русскому народу, изба­виться от его поработителей большевиков, но предательская политика социалиста МАСАРИКА напра­вила Чехословацкую армию, возглавленную уже сторонниками "нового Курса" чешской политики в русло враждебности к Белому Движению.

МАСАРИК и его клика своими действиями в конце-концов завели и Чехословакию в ту же бездну, в которой при их помощи попала Россия.

Но будем верить, что переживаемая чехослова­ками и нами страшная трагедия оздоровит наши братские народы и те святые чувства, которыми руководились организаторы "Чешской Дружины" в 1914 г. вновь займут свое место в сердце чехословацкого народа и русский народ ответит им той  любовью, которую выявил к нему Император Николай Александрович.

От всей души поздравляем ещё оставшихся в живых руководителей "СВАЗА" и славных чешских дружинников с их юбилеем, желаем им вновь увидеть свою Родину свободной, счастливой и цветущей.

Вечная память и вечная слава тем из них, кто пожертвовал своей, жизнью за великое дело Сла­вянства!

А. ЗАГОРСКИЙ

     Редакция "Часового" искренне присоединяется к поздравлению чехословацким патриотам и шлет им пожелания успеха в борьбе с общим врагом.

Tags: на нас напали злые чехи, нашли-таки крайнего
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments