Владимир ДВОРЕЦКИЙ... (dtzkyyy) wrote,
Владимир ДВОРЕЦКИЙ...
dtzkyyy

274. Волк на псарне...



Mariusz Wilk
Wilk - по-польски - "волк", поэтому, одна из первых ярких и необычных книг Мариуша ВИЛЬКА "Wilczy notes",
может быть переведена двояко: как "Волчий блокнот" и как "Записки [Мариуша] ВИЛЬКА".

Мариуш ВИЛЬК - замечательный польский писатель с небанальной биографией и с еще более небанальными книжками. В Польше своей он хорошо известен, прежде всего, неожиданностью выбора места своего проживания. Активный деятель подпольной вроцлавской "демократической" оппозиции еще со студенческих времен, - он на короткое время после победы ВАЛЕНСЫ, - стал его пресс-секретарем, прибыв в Гданьск в августе 1980-го. Поварившись при дворе нового президента Польши, он разочаровался в политике и уехал в Америку. Прожил там несколько месяцев (с сентября 1990 по февраль 1991) и там его тоже начало тошнить от всего, пока кто-то из "знающих людей", а дело было в начале 90-х, не посоветовал ему ехать в Россию, мол, там сейчас интереснее всего. ВИЛЬК собрал вещи и приехал в Россию сначала военным корреспондентом от одной из польских газет. Писал репортажи с грузино-абхазской войны, которую видел своими глазами. После войны купил дом на Соловках, на берегу Белого моря, вблизи монастыря. Обжился, познакомился с людьми, которые перестали воспринимать его как чужака, поскольку он делил с ними общую тогда судьбу соловчан, а вскоре совершил речной поход на яхте с Соловецких островов в Белом море по Беломоро-Балтийскому каналу, с заходом в Онежское озеро - до Ладожского озера и Валаама, а затем тем же путем обратно (карта).

Его замечательный путевой дневник публиковался на русском языке*) в нескольких номерах журнала "Новая Польша", а затем вошел сюжетом в его новую книгу "Woloka".


Через некоторое время Мариуш купил себе старый деревянный двухэтажный дом с мансардой на берегу Онежского озера, который изображен на обложке его новой книги "Дом над Онего. Полуночный дневник"*)

*) Игра слов. "Północ" по-польски - не только "полночь", но и "север" (или "Север").



Итак, в 1998 году ВИЛЬК написал свой "Волчий блокнот" ("Wilczy notes"), который был переведен затем на русский, английский французский, немецкий и испанский языки. В 2005 году написал "Волоку" ("Wołoka"), которая тоже была переведена  на русский и французский языки. В следующем году вышла его книга "Дом над Онего" ("Dom nad Oniego", 2006, первый том "Полуночного дневника ""Dziennik północny"), переведенный на немецкий и французский языки, а в 2007-м "Тропами оленя" и второй том "Полуночного дневника".

То, что он в России живет - не единственное его достоинство. Мало ли поляков живет в России? Вот то, ЧТО и КАК он пишет о России - "просто ни в какие ворота не лезет"...

Юзерше olhanninen читать пост как программу-минимум по уловлению разных знаменитостей в наши Сети.

***

Ну, давайте подробности...

История нашего с Мариушем знакомства проста. Около десяти лет назад один польский знакомый моей американки Евы АДЛЕР, в коммунистические времена принимавший активное участие в подпольной издательской деятельности, после 1989 года выехавший на ПМЖ в Канаду и занявшийся там книжным бизнесом, решил избавиться от своих польских архивов в чью-нибудь пользу. Тут подвернулся я. Короче говоря, мне досталось много чего "раритетного". Но среди прочих книг, журналов и "подпольных листовок" была книга ранее неизвестного мне поляка. Его книга называлась "Wilczy notes". Поляка звали Мариуш ВИЛЬК. Прочитав книгу, я влюбился в ее автора почти как в ГАЛКОВСКОГО. Я через своих московских знакомых из "Новой Польши" раздобыл его соловецкий телефон и мы с ним тогда впервые переговорили.

Потом судьба нас надолго разбросала, а позавчера, роясь у себя по сусекам, я нашел его е-мейл и подумал: а не написать ли мне "на деревню дедушке", напомнив ВИЛЬКУ о своем существовании? Напомнив о себе в присущей психиатрам обволакивающей собеседника форме, я тут же получил ответ, в котором ВИЛЬК написал, что "психиатра помнит", но отвечать ему будет ему по-польски, сославшись на якобы отсутствие русской клавиатуры. Сказал, что жалеет, что мы с ним еще тогда не познакомились, но, как гласит польская пословица "co się odwlecze, to nie uciecze"*)

*) "Отложенное на завтра, никуда не убежит".

Мариуш написал, что сейчас он живет в том самом доме, который он описал в своей книге "Dom nad Onego". Несколько лет он прожил на Кольском полуострове, среди саамов, описав все это в своей последней книжке  "Tropami rena". Вернулся потому, что у него 10 месяцев назад родилась дочь, Марта Матильда. Сейчас он пишет второй том своего "Северного (полуночного) дневника" о Петрозаводске и продолжает писать свой дневник с берегов Онежского озера.

Я, затягивая наброшенную на редкого писателя петлю, написал Мариушу, что одной из моих любимых - не польских - книг является "Калевала", что мой друг - превосходный знаток финского языка может читать ее в оригинале и что мы с ним увлечены текстами финского "Уолдена" - Каарло Пентти ЛИНКОЛЫ, потихоньку переводя его на русский язык, поскольку этого зеленого экстремиста мало кто у нас пока знает.

Мариуш тут же ответил, что "Калевала" - и его любимый эпос, что он писал о ней в разных местах, а несколько лет назад они с женой даже проехали путем ЛЁНРОТА (зафиксировавшего в свое время карело-финский эпос, как бабочку) по северной Карелии, были в Вокановолоке и Войницах, где они застали еще живой последнюю исполнительницу рун Сандру РЕМШУ. Еще Мариуш написал, что он уже несколько лет коллекционирует разные издания "Калевалы" и в его коллекции есть экземпляры с иллюстрациями Мюда МЕЧЕВА, Тамары ЮФФЕ, Владимира КУДРОВА, а бриллиантом его коллекции является прекрасное издание "Калевалы" с иллюстрациями... - [задерживаем дыхание, пристегиваем ремни и надеваем шлем на голову!]... Аксели ГАЛЛЕН-КАЛЛЕЛА (Milano, 1983). Мариуш сказал, что "Калевала" таким образом, является еще одним "коньком", о котором мы при встрече с ним сможем поговорить.

На мой вопрос, устраивает ли его перевод "Волчьего блокнота" на русский язык, сделанный Ириной АДЕЛЬГЕЙМ, Мариуш сказал, что переводов своих книг он не читает, "чтобы не расстраиваться", потому что автор, знающий язык перевода, всегда расстраивается, понимая, что во многих случаях он сам перевел бы это иначе. Впрочем, добавил он, об Ирине, - как переводчице, - он гораздо более высокого мнения, чем о Наталье ГОРБАНЕВСКОЙ.

Я решил немного "подсечь" прикормленного писателя, написав ему о своем удовлетворении тем, что еще и "Калевала" нас с ним объединяет. И добавил, что я, как психиатр, живший долгое время и работавший в Кузбассе, где аутохтонами являются угро-тибето-тюрки - шорцы с телеутами, а мигрантами, кроме русских, украинцев и белорусов, там с разных пор жили татары (и до сих пор живут), чуваши, удмурты, а также - немцы, эстонцы, чеченцы и т.п. Что я со своих пациентов собирал родословные и сведения о первопоселенцах, составлял словари психопатологической лексики, что весьма облегчало мне контакт с нерасположенными к беседам сумасшедшими. Что довольно рано я понял, что так называемые "народные эпосы" помогают внимательному психиатру "сориентироваться" в галлюцинаторных переживаниях "еще не тронутого", или "уже оставленного цивилизацией" субъекта. Поэтому, я знаком, например, с якутским эпосом ("Нюргун-боотур стремительный)," который структурно, да и по содержанию местами, очень похож на "Калевалу".

Написал ему также, что его "Wilczy notes" я читал в оригинале а переводов особенно этой его книги на русский язык боюсь, - настолько там переплетены польские лексика и тематика с русскими, что некоторые места переводить - значит просто вредить ткани авторского текста, заметив, что ГОРБАНЕВСКАЯ, судя по ее стихам, и переводит так же неадекватно, как рифмует, так что - "ничего личного".

Пропиарился по ходу дела, сообщив Мариушу, что про "Калевалу" я писал у себя дважды. Здесь и здесь.
А про ЛИНКОЛУ здесьl и вот здесь.

Умело "подсеченный" ВИЛЬК немедленно реагирует:

"Тааак! Нам будет, о чем поговорить", - заметив, что никогда он не сталкивался с "психиатрическим толкованием народных эпосов, но что уже что-то предчувствует, что этот поворот сильно его цепляет, поскольку он сам уже много лет он размышляет над первобытным сознанием (в написанной книжке о саамах "Tropami rena" и в пишущейся книге об архангельском художнике А.А. БОРИСОВЕ и о самоедах). "Уфф! - пишет ВИЛЬК, - это настолько огромная тема, что никакая электронная почта ее не понесет...

Что касается высказанных мною суждений о переводах "Волчьего дневника", то ВИЛЬК сказал, что я прав, пообещав раздобыть мне экземплярчик "Калевалы" с иллюстрациями ГАЛЛЕН-КАЛЛЕЛА, о чем я здесь заявляю при свидетелях.

Пришло время тащить эту рыбу из воды и я запел старую песню о главном, начав издалека, мол, стилистика LiveJournal не позволяет писать "про это" в академическом стиле, ведь аудитория здесь состоит не только из профессоров с академиками. Тем не менее, свои мысли по "карело-финскому вопросу" я ему коротко изложил, понадеявшись, что ВИЛЬКУ, как читателю, мой взгляд на этот интересный вопрос будет понятен, добавив, что свое время в новосибирской "Академкниге" я приобрел замечательную книгу тиражом чуть ли не 1000 экз. Называется "Мировоззрение тюрков Южной Сибири". В ней замечательно излагались представления коренных тюрков на вопросы жизни и смерти, на их быт и природу, на собственную душу и "душу остального трехуровневого мира", который реально взаимодействует с душой каждого человека, а посредником в этом является шаман, stalker. Книга просто перенасыщена тюркской терминологией, что увеличивает ее ценность на порядок. Рассказал ВИЛЬКУ, что в "Академкниге" продавались также сборники статей о "шаманах и шаманизме", очень интересные для "проницательных провинциальных психиатров". К сожалению, добавил я, - в современном психиатрическом мире доминирует "цивилизаторская" концепция, которая упомянутые мной источники игнорирует, в объяснении аутохтонного мировоззрения - совершенно беспомощна, а у не растерявших осколки своего традиционного мировоззрения коренных народов вообще, а сибирских "тюрков", в частности, она должна вызывать и вызывала громоподобный раскатистый смех...

Наконец, пришла пора спеть свой интернационал, и я вышел к Мариушу с предложением, которое ему типа ни во что не станет. Я предложил помочь ему завести блог в русскоязычном интернете, пояснив, что "блог - это такой дневник, в котором можно публиковать как свои, говоря розановским языком, - "опавшие листья", так и тексты "более основательные". Рассказал, что в русском интернете есть небольшой пока "позитивный сектор", весьма заинтересованный Польшей и поляками. И что "натуральных поляков" в русском секторе - "по пальцам перечесть". Что он - был бы просто находкой и что я мог бы его "пропиарить", стянув на него часть своей - "обработанной мной в пропольском духе", - аудитории. Я сказал Мариушу, что лучшей обратной связи, чем в ЖЖ, трудно придумать. Что издержки у этого процесса есть, но они легко будут преодолены его литературным мастерством, небанальностью биографии и некоторой первоначальной воспитательной работой с аудиторией. Сказал, что платить никому и ничего не надо. Что я зарегистрирую для него блог, научу его пользоваться им (типа это эелементарно!) и извещу своих друзей о появлении интересного человека в Сети, что я прямо сейчас и делаю.

В своем письме ко мне ВИЛЬК привел один из фрагментов своего "Полуночного дневника":

"Каждый раз, когда вечером я усаживаюсь с дочкой у печи, в ожидании, пока Наташа согреет воду для купания, я наблюдаю, как у моей девчонки раскрываются глаза от зрелища живого огня (она сразу же успокаивается, даже если раньше капризничала). В такой момент я думаю о великой тайне первобытного человека, коренящейся в глубине нашего опыта и не ухватывемой сознанием, рассеянным от бесчисленности*) преходящих впечатлений".

*) У ВИЛЬКА - "bez-likiem" życiowych wrażeń.

Я написал ВИЛЬКУ, что проблематика первобытного человека интересует и меня. Кроме молодого отца и шамана, кто еще, как не психиатр является свидетелем проявления первобытного сознания во всей его глубине и полноте... Что касается его сомнений касательно собственного блога, я привел в ответ на его сильные аргументы - аргументы более крепкие, на мой взгляд.

По главному вопросу я заявил ему, что в русской Сети есть несколько мест (маловато, правда), где пишут или по-польски, или - в расчете на знатоков обоих языков - одновременно и по-польски, и по-русски. Как мы с ним (он пишет мне по-польски, я отвечаю ему по-русски). Люди там вполне понимают друг друга. Жаль только, что темы они обсуждают мелкие, делают это поверхностно, а кроме того, часто срываются в мерзостную политику и взаимные, часто надуманные, претензии. Я предложил взять на себя первый, самый важный шаг, решив представить его своей - устаканившейся уже аудитории.

То, что он пишет tylko po polsku, szpikując swą polszczyznę rosyjskimi słówkami*), - его козырь, а совсем не недостаток. На первых порах я буду сопровождать его тексты своими комментариями, переводами и пояснениями, так сказать, "скрытых смыслов". Ему же, - прекрасно понимающему русский язык, - не трудно будет следить за развитием событий, реагируя на них "в пожарных случаях".

*) "только по-польски, шпигуя свои польские тексты русскими словечками". (Здесь и далее - цитаты из письма Мариуша ВИЛЬКА - мне).

То, что он пишет bardzo wolno*) - тоже не проблема. Никто не неволит его писать громоздкие тексты ежедневно, можно начать с публикации кратких заметок раз в неделю. На свободную тему. Отвечать на каждый комментарий (как это делаю я, например) совсем не обязательно. "Один мой знакомый блоггер", - написал я ВИЛЬКУ, - замечательный русский писатель, философ и публицист Дмитрий ГАЛКОВСКИЙ, делает это, когда и кому захочет, а аудитория у него - весь мир.

*) "очень медленно".

Вести собственный блог, - продолжал я плести свою паутину,  - совсем не значит забросить всю свою основную работу, забыть про жену и дочку, хотя есть блоггеры, которые именно так и делают. Но это оттого, что - голова у них пустая, на реальные коммуникации они не способны, поэтому блог для них - основное место для самореализации. Ситуация ВИЛЬКА иная. Он - состоявшийся писатель, пользующийся успехом у польской аудитории. К сожалению, немногие из русских, до сих пор могли познакомиться с его замечательными текстами, за которые они были бы ему чрезвычайно признательны, если бы периодически видели их в авторском блоге.

Наконец, что касается полностью удовлетворенной им (по его мнению) потребности в самовыражении имеющимися уже средствами, то я уверил Мариуша, что блог сильно затягивает. Если ему удастся завоевать часть русской аудитории, он обнаружит еще несколько способов самореализоваться, которые буквально свалятся на него с неба. Он был абсолютно прав, написав мне, что blog daje inne możliwości, inny krąg czytelników, ich bezpośrednie reakcje, które mogą być inspiracją dla kolejnych tekstów i przemyśleń*).

*) "блог дает иные возможности, иной кург читателей, их непосредственную реакцию, которая может стать поводом для новых текстов и размышлений".

Поэтому я выкатил свой последний "konik"*) типа: в своих книгах Мариуш ВИЛЬК умудряется преподносить полякам позитивный образ России и русских, даже рассказывая о негативных сторонах истории страны и характера ее граждан, - просто выбрав поразительно верный тон. Я в своем блоге стараюсь делать то же самое о Польше и поляках. И, кажется, мне это тоже удается. Получается, что мы с ним делаем общее дело.

*) "конёк", козырь, аргумент.

Наутро Мариуш "сдался".

Вчера я зарегистрировал Мариушу блог. Он будет писать туда по-польски. Я буду по мере надобности курировать "новоначального". Комментарии ему в блог можно будет писать по-русски. Хозяин не только прекрасно начитан в русской литературе и изрядно осведомлен в русской истории, но и понимает современную бытовую речь со всеми ее "нюансами", "фразеологизмами" и "дрейфами смыслов".

Дело ведь не в блоге, как таковом. Просто мне очень нравится, ЧТО он пишет и КАК он это делает и я хочу, чтобы его самого и его тексты узнали мои соотечественники. Вполне может быть, что ничего и не получится, но попробовать, мне кажется, - стоит.

Попробуем.

Так что прошу любить и жаловать хорошего человека и моего нового френда mariusz_wilk .

Психиатры будут рядом, если что.
Tags: манипуляция сознанием, психиатрическая кухня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments