Владимир ДВОРЕЦКИЙ... (dtzkyyy) wrote,
Владимир ДВОРЕЦКИЙ...
dtzkyyy

Categories:

283. Сила солому ломит...

 
Весьма мною уважаемая юзерша barabulka , с которой мы успели сильно подружиться за рамками моего ЖЖ, чему я очень рад, попросила меня "в двух словах написать", что мне понравилось в Польше и поляках, на что я обратил особое внимание, а что - не понравилось.

Я немного писал уже в разных местах о своих впечатлениях от Польши и поляков (например, здесь).

Напишу еще раз.

***

Отношение мое к "этой интересной теме" в целом позитивное и сочувственное. Я все время "для острастки" представляю себе Польскую Империю от Германии до Урала с инкорпорированным в нее Московским княжеством, заселенным коварными и злопамятными москалями, постоянно организующими восстания против польского всемилостивейшего и благочестивейшего короля-императора с целью восстановить Московскую Русь в границах до такого-то года...

С кем бы из поляков я ни общался и не знакомился, от всех из них - без исключения - я ощущал по своему адресу доброжелательный интерес к себе, гостеприимство и бескорыстную готовность помочь.

В Советском Союзе принято было переписываться с "корреспондентами из социалистических стран". Мои друзья в конце 80-х собирались эмигрировать и жена моего друга и коллеги дала мне адрес своих корреспондентов из Бялой Подляски, предупредив их прощальным своим письмом, что передает их с рук на руки "хорошему человеку, изучающему польский язык".

Я действовал по уже известной здесь схеме: не давая противной стороне опомниться и постепенно заманивая ее в свои сети. Интернета тогда не было, поэтому - с поправкой на его отсутствие - охота длилась относительно "долго". Но уже в четвертом письме от наших новых друзей нам с женой поступило приглашение к ним в Польшу на три недели. Мы согласились и никогда не пожалели об этом.

Был 1989 год. В тамошних магазинах было пусто, как в наших, "Солидарность" и все, кто с ней был связан, еще пользовались огромным авторитетом, КУРОНЬ с МИХНИКОМ стремительно приближались к статусу "равноапостольных"... Хотя задним числом я могу припомнить некоторые едва заметные "скептицизм с иронией", с которыми поляки слушали мою восторженную интерпретацию всего, что я у них тогда увидел.

В разных местах можно было приобрести книжки, о которых у нас нельзя было и мечтать, повсюду видна было деятельность католической церкви, ее священников с монахами и органическая сердечная связь с ними и Церковью паствы - от мала до велика. И если на родине в 1989 году наши верующие люди продолжали официально считаться психически нездоровыми изгоями, то в Польше было видно, что больными на голову отщепенцами там считаются коммунисты, которых и хоронили-то за кладбищенской оградой под нелепо смотревшимися звездами на фоне надгробий с роскошными католическими памятниками и склепами.

Дело было в небольшом городке Люблинского воеводства, куда наши хозяева привезли нас к своему родственнику - ксендзу и прежде чем сесть с ним за стол, мы стали невольными участниками отпевания покойника, торжественной похоронной процессии по главной улице города с хоругвями и хоровыми песнопениями в полный голос. Мы были свидетелями многих не поддающихся краткому описанию проявлений церковной жизни, которые "не сыграешь". У нас тогда ничего этого не было (а мы жили тогда в Прокопьевске, не в столицах) и именно тогда во мне пробудился сердечный интерес к религиозной истории своего отечества, чудесным образом побужденный извечными ее оппонентами, а зачастую деятельными противниками и врагами.

Позитивные впечатления от тогдашнего пребывания в Польше сильно перевешивали разные "мелкие недоразумения", о которых и говорить-то теперь нет смысла. Шаблонные представления о Польше и поляках рушились на глазах под воздействием реальных человеческих отношений, естественно складывавшихся между нами и нашими хозяевами, носившимися с нами, как с писаной торбой: то в Ченстохову нас свезут на два дня с ночевкой в монастырской гостинице и участием в вечернем и утреннем богослужении, то - в Варшаву к своим состоятельным родственникам с ночевкой и домашним столом, накрытым в нашу честь, то - в Краков - чтобы просто походить с нами по старому городу и по его книжными магазинам. Можно ли было не влюбиться в страну и ее граждан? Надо ли было фиксироваться на отдельных их недостатках, когда и своих тогда было выше головы?

Словом, та поездка крепко замотивировала меня на неискоренимый сочувственный "позитивизм", который я благодарственно демонстрирую в своем ЖЖ начиная с первого своего поста. Позже похожая романтическая история произошла у меня с Америкой и американцами, когда я - по приглашению своей замечательной во всех отношениях старшей подруги пожил у нее в Миддлбери три недели, не стесняемый никакими "регламентами". Этих трех недель тоже оказалось достаточно для того, чтобы пелена, застилавшая глаза, упала с них и страна и люди ее открылись непосредственно - такими, какими они есть на самом деле, а не "в телевизоре".

Самое поразительное, что и с Израилем и населяющим его гражданами произошла у меня "аналогичная история", но об этом уже "как-нибудь в другой раз"...
Tags: ну что тебе сказать про Сахалин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments