Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

-165. Листовка времен оккупации


Как известно, территория Польши в конце XVIII века была поделена между тремя государствами, а на протяжении всего XIX века упорно сопротивлялась "оккупационным властям", трижды поднимаясь на кровопролитные восстания против своих захватчиков. Сформировавшееся тогда отношение к "колониальной администрации" вошло в плоть и в кровь поляков, впитывалось с молоком матери, воспитывалось с малолетства, прививалось в семьях, школах и в быту настолько успешно, что сохранилось до сих пор и проявляется сегодня уже по отношению к новым колонизаторам. 

Мне кажется, листовка, имевшая распространение во второй половине XIX может быть интересна и современному русскому читателю.

Нейтрализовал в ней только "этноидентификаторы", чтобы содержание немного универсализировать.

Collapse )

268. Закопчёное стёклушко. Часть вторая...



Перевод текста:
Постоянный пропуск № 51, выдан тов. СОБЧАК Галине,
на право входа в Центральную школу ППР (польской рабочей партии).
Пропуск действителен до 31 декабря 1945 года. Лодзь, 1 октября 1945.
Директор Центральной школы ППР (подпись)

Продолжение коммунистической истории. Начало - в предыдущем номере...


Collapse )

Продолжение следует...

+500. Юбилей у любимой жены…

 

… матери троих детей, бабки четверых внуков, вероятной прабабки в обозримом будущем, эффективного семейного менеджера, доктора некоторых наук, профессора, лектора, способного выпускать из уст вольтову дугу и парализовать аудитории взглядом. Наконец, - у женщины, сводящей с ума даже психиатров, не говоря уже о разнопрофильном начальстве. 

Мать! 

Поздравляю тебя от своего имени, а также имени всех наших многочисленных отпрысков с юбилеем почти брежневского масштаба! 

Любовь наша к тебе безгранична, и чтобы не ослепить солнечным ее светом твоих видевших все на свете глаз (кстати, - не помню по старческой рассеянности, какого они у тебя цвета!), все мы заботливо прикрываем ее разными тучками, которые часто вводят тебя в заблуждение относительно ее: а) наличия и б) степени выраженности.

      Сегодня, разогнав все тучки вот этими самыми руками, мы дарим тебе разные виртуальные подарки типа этого поздравительного поста, поскольку на реальные, - адекватные ослепительности сегодняшнего торжества и масштабам твоей фигуры, - у нас не хватит никаких средств.

     Ты же всем нам необременительно даришь себя еждневно, самоотверженно, не умаляясь от даров этих в добрых своих качествах, а только прирастая ими совершенно необъяснимым образом.
 

Любим тебя, как могут любить только психиатры и их дети со внуками и внучками! 

[«И немедленно выпил»].

166. Non ficton-1...


Довелось мне в больнице лежать с престарелым дедом, который, бросив беглый взгляд на книжку, из какой я переводил в нетбук очередной текст для своего ЖЖ, спросил меня: "Польская книжка? Буквы уж больно характерные"... Я подтвердил догадку деда. Мы разговорились. Выяснилось, что он ассимилированный чистопородный поляк (поляками были оба его родителя), блокадник, совслужащий. Имя его Витольд Ксаверьевич БУЙНОВСКИЙ. Польского языка он не знал, хотя мать его была верующей католичкой и - пока это было возможно - посещала костел и ежедневно читала молитвы на польском языке. Собеседник поделился со мной своей историей жизни, показавшейся мне любопытной. Он сказал мне, что написал воспоминания, рукопись которых отправил в Музей Блокады. Я, особо ни на что не надеясь, попросил деда поделиться со мной файлом, если он остался. Дед пообещал и недавно я получил файл по почте.

"Воспоминания" я прочитал и они меня заинтересовали изобилием бытовых деталей, характерных для обыденной жизни в первые послереволюционные годы в Петербурге. Интерес к данному тексту для меня носил еще и специфическую окраску. Все-таки, автор "Воспоминаний" - поляк, а ВСЕХ поляков, "как теперь хорошо известно" или расстреливали, или депортировали, или осуждали на долгий срок по обвинению в шпионаже в пользу соседнего государства.

"Воспоминания" состоят из двух частей: "Детство" и "Студенческие годы. Стиль изложения - бесхитростный, аполитичный, с массой подробностей, любопытных еще и потому, что автор описывает свою жизнь в районе, хорошо знакомом мне, во время, давно прошедшее и совершенно мне неизвестное.

Уверен, что публикуемая здесь Первая часть "Воспоминаний" заинтересует и некоторых из моих читателей.

Collapse )
Окончание следует...